NATIVA 56
PUBLIKATIONEN
Lessingakademie.de
START    PUBLIKATIONEN   GALERIE    HANNOVER    MOSKAU   KONTAKT  Русский
 

 

            Авторы   Произведения  Рецензии  Поиск  Магазин  О портале  Вход для авторов

 

Европейские каникулы. Часть 1

             Наталья Иванова 26

 

   Альпы-Тироль-озеро Гарда-Мюнхен
      
      
     Мой друг Инго большой любитель путешествовать. Прелесть созерцания не для него. Ему нужно каждый день получать доказательства своего существования, выражаемые во впечатлениях практически от всего: от завтрака не наспех, на ходу, а за изящно сервированным столом, от футбола (активного) по воскресениям, от велосипедных прогулок по заранее выбранному маршруту, от поездок по выходным куда-нибудь на природу, но каждый раз что-то другое, и, конечно, от путешествий либо на кемпере, либо на кабрио. Инго не может сидеть дома просто так. Он яркий выразитель немецкого менталитета, согласно которому человек не растение, а активное существо, дух которого требует для  своего поддержания и развития  непрерывных впечатлений. Короче: в жизни постоянно должно что-то происходить. И  наша поездка к озеру Гарда и была задумана как одно из таких ярких впечатлений. Началось это уже с обсуждения, выбора маршрута для кабрио, просмотра этого маршрута на Google Earth, резервирования гостиниц в Мальчезине и в Мюнхене. Мне, тяжёлой на подъём и привыкшей как раз к созерцанию, всегда  бывает трудно сдвинуться с места, но зато мне необычайно легко всё представить себе, да так ярко, что кажется, а зачем ехать-то, если эмоционально это уже пережито. Но с Инго этот номер не проходит. Ну что ж, ехать, так ехать.

     Погода в день отъезда была солнечной и для конца мая потрясающе летней, так что мы ехали с открытым верхом начиная от Ганновера. Ехали на газу, заправки которого есть не на каждой автозаправке, но всё-таки в Германии это не проблема. Инго считал, что одной заправки (40 литров) хватает на 200 километров, будущее показало, что на одной заправке можно проехать даже больше 300 километров. В первый день мы должны были  доехать до Тироля, где-нибудь там переночевать, заправиться газом в Австрии на границе с Италией и далее положиться на случай, потому что у ADAC не было информации о газозаправках в Италии. Но жизнь была бы неинтересной без известной доли авантюризма. Тем более, какой это авантюризм по сравнению с нашим, российским!

     Пересечения границы между Германией и Австрией мы не особенно и заметили: все надписи по-прежнему были на немецком языке, вид альпийских заснеженных вершин захватывал дух одинаково как в Германии, так и в Австрии. Только мы чаще стали покидать автобан и ехать через городки и посёлки. Для неспешных путешествий такие маршруты настоящая находка, потому что в Альпах любая деревушка это приют для туристов: здесь есть удивительно уютные гостинички и ресторанчики, маршруты для пеших прогулок, прокат горнолыжного снаряжения в зимний период. Ехали мы, конечно, уже медленней, но торопиться нам уже не нужно было, потому что до Альп мы уже доехали, а до ночёвки оставалось добрых 5 часов. Кроме того, многие автобаны в Австрии платные, и этому есть своё объяснение. Австрия альпийская страна, и многие дороги проложены и продолжают прокладываться через горы, через тоннели, строительство которых чрезвычайно дорогое предприятие, и те, кто хочет помочь Австрии в оплате таких автобанов, и выбирает соответствующие маршруты по этим дорогам. Но что интересно: демократия это когда есть альтернатива, когда тебя не заставляют, а предлагают, и выбор остаётся за тобой. Мы выбрали неспешное путешествие через альпийские городки и деревушки, и нас можно было понять: ведь мы были туристами и такие пейзажи были для нас намного интереснее созерцания австрийских автобанов в Германии мы уж достаточно насмотрелись на свои, немецкие.
               
     Как-то незаметно мы пересекли итальянскую границу. Ехали по альпийским серпантинам, от Инго как водителя требовалась особая концентрация, да и день уже клонился к вечеру. Устали.   Доехали неспешно до Решенского озера и Решенского перевала. Остановились выпить кофе у озера. Порассуждали о том, что как-то не очень заметно, что мы уже в Италии. Объяснялось всё очень просто: Южный Тироль это, конечно, Италия, но гораздо больше это Австрия. Все надписи в Южном Тироле на двух языках: на немецкои и итальянском, причём именно в таком порядке сначала на немецком, потом на итальянском: Reschensee и Lago di Resia, Bolzen и Bolzano. Для нас возможность пообщаться на немецком языке была очень кстати ведь гостиницу для первой ночёвки мы не резервировали специально, чтобы не смотреть непрерывно на часы и на нави, а наслаждаться путешествием.

     Нави навигационный прибор это особая тема. Это не просто замена автомобильным атласам и картам, это ещё и попутчик,  и собеседник.  Он расскажет тебе не только о маршрутах, но и о достопримечательностях, об автозаправках, о возможности перекусить в пути. Вот только о том, где можно заправиться газом в Италии, нави поведать нам не мог. Ну и не надо,  великодушно решил Инго, до завтра газа нам хватит, а там разберёмся.  Когда уже совсем смеркалось, добрались до маленького городка Лана. Здесь мы и решили заночевать. С трудом найдя парковку, мы отправились в пиццерию, чтобы немного перекусить и оглядеться. Я не любительница пиццы, но перед местной пиццей, с пылу с жару из печки, не на готовой, а на свежеиспеченной основе, не смогла устоять и я. А если к такой пицце подаётся ещё и хорошее домашнее красное вино, то лучшего завершения дня и желать невозможно. Инго как опытный путешественник сразу сориентировался и спросил у хозяйки, где здесь можно найти недорогую гостиницу или пансион. Получив пару адресов, сразу отправились по ним. В первом пансионе - Доме трёх дев   (Dreim;delhaus) на наши звонки никто не ответил видимо, пансион был полон, и звонок просто отключили зато в соседнем пансионе нам сразу открыли на наш звонок и предложили очень уютную комнатку за 60 евро вместе с завтраком. Заснули мы практически мгновенно, оставив окно слегка приоткрытым. Кто хотя бы однажды ночевал в Альпах, знает об особенностях альпийского воздуха: если ты устал, то засыпаешь мгновенно, а просыпаешься отдохнувшим и бодрым, полным сил и энергии. Первое, что мы увидели, выйдя утром на балкон нашей комнаты, были Альпы. Они обступали Лану со всех сторон, и не верилось, что люди, выросшие в горах, такие же, как мы, жители равнин. Мне всегда казалось, что жители гор обладают особым мышлением, обусловленным ярко выраженным трёхмерным пространством, в то время как мы третье измерение высоту -  скорее подразумеваем, чем ощущаем. За завтраком в уютной комнате этого семейного пансиона мы имели возможность насладиться особым немецким Южного Тироля, на котором говорили хозяева заведения. Их немецкий был несуетлив, обстоятелен, и мы чувствовали себя как дома, как будто после долгих путешествий вернулись наконец-то домой. Для туристов, которые специально  приезжают к Решенскому перевалу, предлагаются различные программы. В зимнее время это, конечно, лыжи из окна мы видели подъёмник, который курсирует между двумя деревушками. В летнее время многие приезжают для пеших прогулок и путешествий по горам. Можно также взять напрокат велосипеды, на автобусе подняться на несколько километров наверх, а потом по специально проложенным велосипедным маршрутам спуститься в Лану. Когда мы после по-настоящему домашнего завтрака поехали дальше, через Решенский перевал в сторону озера Гарда, мы увидели, что эта дорога используется также для тренировок велосипедистов-профи.
               

     Погода по-прежнему благоприятствовала нам: солнце светило по-летнему. Мы ехали с открытым верхом. Пора было подумать о газозаправке. Инго считал, что после пересечения перевала мы будем спускаться и поэтому сможем сэкономить немного топлива. Часа через два мы доехали до одного маленького городка и поняли, что объятия немецкого языка отпустили нас, зато Италия приняла нас в свои объятия. На залитой солнцем маленькой центральной площади городка, совершенно пустынной, если не считать двух посетителей кафе-мороженого напротив, мы оставили кабрио и вошли в местный магазинчик. Тут мы столкнулись с первыми языковыми трудностями. Мы купили две булочки из муки грубого помола (не zwei, а duo) и горгонцолу. Победила дружба. Мы расстались очень довольные друг другом, потому что итальянцы удивительно дружелюбны, да и мы тоже сияли счастьем, потому что всё было просто здорово: и погода, и Италия, и итальянцы, и жизнь в общем и целом на сегодняшний день удалась.

     На ближайшей бензозаправке Инго вступил в переговоры с местными жителями и выяснил, что  для того, чтобы заправиться газом, нам нужно добраться до Тренто. До Тренто было рукой подать, но я никогда не видела в Германии таких разветвлённых дорожных развязок, какие мы увидели в Тренто. Хорошо, хоть нави продолжал общаться с нами на понятном нам немецком, без него мы ни за что (я,  по крайней мере) не разобрались бы в них и не нашли нужную нам бензозаправку. Солнце палило  нещадно, что в большом современном городе переносилось уже с трудом. Мы разделись уже до футболок; я посмотрела на себя в зеркало, чтобы немного пригладить растрепавшиеся на ветру волосы,  и обомлела. Дорогие девушки (да и юноши тоже), если вы не хотите, путешествуя по Италии в кабрио с откинутым верхом, чтобы ваше лицо приобрело выразительный красный оттенок, надевайте головные уборы с козырьками и солнцезащитные очки. Многие разумные существа так бы и поступили, но мы с Инго об этом не очень задумывались: я люблю солнце почти больше всего на свете, Инго его тоже не боится, хотя с возрастом стал переносить его гораздо тяжелее.



     Заправившись и покинув Тренто, мы выбрали опять небольшие объездные дороги. По автобану мы опять не захотели ехать. Те пейзажи, которые мы проезжали, уже стоили поездки по Италии. Есть своя прелесть в путешествиях на кабрио, все запахи: и цветущего рапса, и жасмина и свежескошенного луга все они твои. 

     Когда мы добрались до озера Гарда, Инго решил мне показать все городки на берегу этого потрясающе красивого озера. Мы сделали стоянку в Лимоне, чтобы переодеться в шорты джинсы выносить было уже невозможно жара стояла около 30 градусов. Мы подошли к воде, она была голубой и абсолютно чистой!

     Гарда это настоящий магнит для представителей разных видов спорта. Прежде всего это серферы. Есть такое узкое место на озере труба -  где тяга ветра такова, что в этом месте можно кататься на волнах почти круглый год, что многие серферы и делают. Что интересно, на берегу озера есть гостиницы, которые представители разных видов спорта поделили между собой. Возле трубы, например, гостиницы в основном для серферов, на противоположном берегу для байкеров и велосипедистов. Есть туристы, которые приезжают для пеших прогулок в горах, они тоже облюбовывают для себя какие-то свои городки и гостиницы.




        Из Лимоне мы поехали в Риву и оттуда не спеша направились в сторону Мальчезине, останавливаясь в каждом маленьком городке по дороге. Спешить нам было некуда.  В Торболе нашли живописную маленькую площадь, носящую имя Гёте. Радостно было встретить знакомое имя на чужбине. Отчасти по этой причине, а в основном, конечно, от голода решили отдохнуть на этой площади и пообедать в итальянском ресторанчике - а в каком ещё, если дело происходит в Италии? - Al Porto. С этими интернациональными ресторанами такое дело: мы говорим в Германии: Пойдём к китайцу! Пойдём к итальянцу! Или к греку!. Такая привычка.  Но когда в Лане Инго сказал хозяину пансиона, что адрес мы узнали у итальянца, имея в виду пиццерию, а находились мы уже на территории Италии, то мы потом долго смеялись. И в Торболе тоже: посетили итальянца. А кого ещё-то? Слава Богу, что посетили, потому что всё оказалось необыкновенно вкусным: и овощной суп с большим количеством вкуснейшего хлеба в корзиночке, который заказала я, и спагетти с томатным соусом, которые заказал Инго. На площади Гёте Инго мне  объяснил и показал, какие велосипедисты приезжают на Гарду: не профи, а любители, Но с велосипедами, стоимость которых может доходить до 5 тысяч евро. Всякая страсть, если она переходит в стадию настоящей страсти, стоит дорого. Торговля отреагировала мгновенно: на Гарде масса магазинчиков именно для таких велосипедистов; ведь всё должно быть на высочайшем уровне: и одежда для всякой погоды, и обувь, и бутылки для воды, и очки, и шлемы. Всегда интересно, когда узнаёшь что-то новое, а Инго всегда выбирает ресторанчики со столиками на улице, и не только из-за погоды, а чтобы иметь возможность рассматривать и обсуждать. Тоже вид спорта, если задуматься.

     Потом мы так-таки продолжили наш путь в Мальчезине, в который и прибыли по причине неспешения уже ближе к вечеру. Нави честно пытался нам помочь найти улицу Джузеппе Гарибальди, но не преуспел куда он хотел нас направить, на машине проехать было нельзя, ведь мы находились в самом  центре старого города Мальчезине. Погода была одуряюще летней! Это когда ты растворяешься в зное, но не умираешь от него, а становишься невесомым и плывёшь. Мы оставили машину на стоянке и в обнимку с нави продолжили поиски улицы Гарибальди. В конце концов эти поиски увенчались успехом, и мы вышли на старую, узкую, необыкновенно живописную улочку, на которой и находился наш отель. Ничего лучше этой улицы придумать было невозможно! Налево, метрах в пятнадцати от входа в отель, она обрывалась у озера, в который в этот час опускалось солнце, а налево уходила в старый город, и её живописность объяснялась большим количеством маленьких магазинчиков и кафе. Чего тут только не было! Больше всего мне понравились разноцветные макаронные изделия под названием паста: красные с паприкой, зелёные со шпинатом.

     Номер нам достался на последнем этаже, над крышами старого города, чему мы были чрезвычайно рады. Озеро тоже было видно из окна. Мы пошли сразу гулять по городу. Была суббота. За столиками кафе сидели и туристы, и местные жители. В Италии, к счастью, местные жители не тушуются перед туристами, они продолжают жить своей жизнью, и это придаёт необычайно своеобразный колорит итальянским городкам и местечкам. На площади перед маленькой гаванью с покачивающимися мачтами небольших судёнышек  мы устроились за столиком кафе по-французски, вернее, по-парижски: это  когда гости кафе сидят  лицом не  друг к другу, а к улице. На всё можно посмотреть двояко. Эту милую привычку можно, конечно, назвать любопытством - любознательность и пытливость, однако, не недостатки. Но здесь не только в них дело.
               

     Здесь ещё желание быть частью улицы, частью сообщества. Чувство общности вообще типично европейская черта, и это тема отдельного разговора, может быть, я ещё найду возможность остановиться на этом поподробнее. В этом смысле Инго типичный европеец ему чувство общности так же свойственно, как для меня, например, желание уединиться, чтобы обрести душевное равновесие. Что же можно узнать нового, наблюдая таким вот образом за жизнью города и горожан? Например, в Италии можно многое понять об итальянцах. Я посмотрела на часы: было уже около десяти вечера -  но итальянцы прогуливались целыми семьями с малыми детьми и собаками. А как же дети? выразила я своё недоумение им же пора спать. Так они уже выспались объяснил Инго в сиесту. Примерно с 12 до 3 часов дня вся Италия удаляется на сиесту. Бесполезно пытаться в это время заправиться на автозаправке, если она не автоматизирована, бесполезно искать полицейских на улицах и дорогах в Италии, по которым в это время носятся байкеры с особенным неистовством. Италия на сиесте. Все пообедали и спят, потому что в это время заниматься чем-то другим просто невозможно по  причине жары. Зато вечером, когда жара спадает, все выходят гулять, и детей берут с собой итальянцы особенно чадолюбивы. Если дети в Германии причина тревог (удастся ли их вырастить, хватит ли на это средств, а что будет, если кто-то из родителей потеряет работу, да и стоит ли их вообще заводить в такое трудное с экономической точки зрения время), то в Италии дети источник бесконечной любви, а для итальянских отцов дети их настоящая гордость, они берут их с собой на прогулки ещё и по этой причине, чтобы все видели, что их отец настоящий мужчина что у него не только Порше, но и семья посмотрите, какая у него милая жена и какие славные дети!

Обязательно нужно путешествовать! Обязательно нужно находить возможность вылезать из своей скорлупы и путешествовать по чужим краям. При этом не только узнаёшь, что все народы разные, что каждый народ живёт, радуется и тревожится по-своему. Понимаешь также, что вот так тоже можно жить, и очень даже неплохо. И ксенофобия (неприятие чужого) уступает место толерантности терпимости. Немцы считаются чемпионами мира по путешествиям по данным турбюро. При этом они очень дружелюбны, открыты для всего нового, относятся к чужому без предубеждения.

     Незаметно опустилась ночь. Мы бы ещё посидели за столиком, послушали бы музыку, доносящуюся из соседнего кафе, заказали бы ещё по одному коктейлю симпатичного оранжевого цвета, полюбовались бы   особенно элегантными итальянскими женщинами и жизнерадостными детьми всех народов Земли, играющими без знания языков друг друга, как будто никакой Вавилонской башни с её роковыми последствиями  никогда не существовало.  Но усталость, вдруг навалившаяся на нас, взяла своё. Как же мы должны были устать, если заснули мгновенно, несмотря на то что темпераментные итальянцы, отмечая победу Интера в кубке УЕФА, ещё полночи разъезжали по узким улочкам Мальчезине в открытых автомобилях, размахивая интеровскими флагами, сигналя и горланя! Мы же спали, как младенцы. Да и что ещё оставалось делать нам, побеждённым?


     На следующий день на повестке дня стояла Верона. Да, да, та самая средневековая  Верона Ромео и Джульетты. Я всегда представляла себе этот город маленьким и уютным. Как же я ошибалась! Первое слово, которое пришло мне в голову, когда мы приехали в Верону, с трудом нашли парковку и отправились в старый центр города majest;tisch величественный. Это величественный город с огромной ареной,  на               

которой и сейчас ставятся оперы главным  образом итальянских композиторов, со старинными палаццо, с широкими улицами, мощёнными гранитными плитами, и обширными площадями. Нужно знать, путешествуя по Европе, что, например, Германия, особенно север Германии, был разрушен во время бомбардировок союзников процентов на 70, и то, что мы сейчас видим в немецких городах, либо любовно восстановлено немцами после войны, либо это новые постройки. Италия же, хоть и участвовала в войне, не бомбилась, и всё, что мы видим, это действительно средневековая архитектура. Пожив в Германии, это начинаешь ценить особенно истинность, неповторимость. Каждый город как человек особенный, такого больше нет. Это и история, и архитектура, и какие-то совсем посторонние факторы, которые, тем не менее, стали частью города и воспринимаются уже в общем контексте. Это я о Шекспире. Пришло же человеку в голову перенести действие одного из своих произведений в средневековую Италию! Какое отношение это имеет к настоящей Вероне? Теперь самое прямое. Балкон Джульетты в одном из маленьких двориков Вероны, никогда не знавший никакой Джульетты, теперь является местом паломничества туристов со всего мира. Чтобы протиснуться в этот дворик, нужно подождать, когда предыдущая толпа этот дворик покинет. Уильям, великий маг! Ты создал свой мир, как Бог создал свой. Так ли реален твой мир, как Божий? По эмоциональной  составляющей так же! Если я что-то эмоционально переживаю, значит, это существует. Для меня, для моего мира ведь каждый создаёт свой. Изгнанный из рая, человек  всё никак не успокаивается. Получишь ли ты, человек, когда-нибудь дарственный экземпляр с надписью: Победившему ученику от побеждённого учителя? Это вряд ли. Но в остальном жизнь прекрасна!



    

На площади около Арены мы посетили рынок и купили, как нетрудно догадаться, хлеб из муки грубого помола и сыр, чем-то похожий на горгонцолу. Около арены бродили костюмированные объекты в костюмах из оперы Аида, представление которой вскорости должно было состояться на Арене, как можно было судить по громадным фрагментам декораций, толпящимся возле арены слева. Мы сели за столик кафе на площади, спрятавшись от палящего солнца под зелёным зонтиком. Инго предложил мне поискать в толпе красивых женщин и красивых мужчин. С первой задачей с трудом, но можно было справиться: я насчитала в толпе примерно за час пять, с моей точки зрения, красивых женщин. Вторая задача поставила меня в тупик. Что значит красивый мужчина? В немецком языке прилагательное красивый к мужчине практически не применяется (не прилагается). Для этого есть другое прилагательное привлекательный (attraktiv). Оно описывает не внешнюю красоту, а мужское обаяние. Конечно, бывает, что внешняя красота и мужское обаяние встречаются в одном субъекте. Но для мужчины это не обязательно. Я, пожалуй, оставлю эту тему и плавно перейду к Италии.

     Из Вероны мы поехали обратно к озеру Гарда, намереваясь заправиться по дороге газом. Но совершенно забыли про такое типично итальянское явление как сиеста. Пришлось ждать до половины третьего и только потом заправиться. Но поскольку мы были в отпуске, мы не переживали по такому пустяку. Потом мы посетили городки на противоположном от Ривы берегу озера: Симионе, Пешиера потом поехали в Торре дель Бенако. В открытом кабрио мы загорели уже до невозможности и могли выносить эту жару только потому, что ужасно истосковались по теплу за такую долгую, холодную зиму. Торре дель Бенако песня, а не название города! В каждом из этих маленьких городков есть гавань для лодок, катеров, небольших судов. Особенно
               
приятно сидеть по вечерам в кафешке возле такой гавани, пригубливая не торопясь красное вино, смотреть на покачивающиеся мачты судов в гавани и на сочные краски прибрежных домов, впитывающие в себя лучи заходящего солнца, на свадебную процессию и гостей возле древней крепости, являющейся главной достопримечательностью города. Итальянцы очень красивые люди (про итальянских мужчин, пожалуй, так уж и быть, я скажу красивые). И они умеют оттенить свою красоту одеждой, внешними аксессуарами. Они воспринимают себя как произведение искусства и умеют себя преподнести  как произведение искусства. И они делают это не высокомерно, а как бы приглашая окружающих тоже порадоваться и полюбоваться красотой. И радуясь, ты становишься участником этого действа. Участником значит, его частью. Ты становишься при этом европейцем. И это удивительно приятное чувство!

     На следующий день мы оставили озеро Гарда и поехали в сторону Мюнхена через Тренто,  в объезд автобанов, по небольшим горным дорогам, наслаждаясь горными пейзажами и по-прежнему летней погодой. И тут Инго осенило. Вернее, осенило его уже в Тренто, поскольку в городе жара переносится гораздо тяжелее, чем на природе, скажем,  на озере.  Но всё по порядку. То, что итальянцы тщеславны, это факт. Интересно, что это слово в русском и немецком трактуется немного по-разному. В немецком языке быть тщеславным - значит обращать большое внимание на свою внешность, чрезмерно следить за своей внешностью, предпочитать внешность внутреннему содержанию. В этом смысле итальянцы тщеславны. А что люди скажут? - для них важно. Поэтому Инго долго ломал голову над вопросом, а почему в Италии так мало кабрио. Ведь это отличный способ показать себя, похвастаться. Когда мы ехали на обратном пути через Тренто, Инго вдруг понял почему. Потому что в такую погоду а такая погода стоит в Италии по нескольку месяцев ездить в кабрио невыносимо, это преступление против человечества, решили мы.

     Мы ехали опять через Тироль. Байкеры, которых на этих дорогах великое множество, внушали нам настоящее опасение. Мы ехали уже со скоростью 120 130. А они проносились мимо нас так, как будто мы стояли на месте. А ведь надо учесть, что в горах серпантин, они же на этой скорости проходили и повороты. На них было жутко смотреть.  А что, если они столкнутся со встречным автомобилем? - спросила я Инго. Плохо во всех отношениях, объяснил Инго. Парень (или девушка) погибает, конечно, на месте. Автомобиль частенько кандидат для автосвалки. Но это тоже ещё не всё. Поскольку байкеры ездят группами по 10 15 машин, то против водителя автомобиля выступают, естественно, 10 15 свидетелей, которые выгораживают своего, даже если он пересёк сплошную линию, а на эту сплошную линию они, как правило, вообще не обращают внимания. Да, по горным дорогам в Италии ездить нелегко. Но природа искупает всё. Мы ехали на этот раз через Бреннер, через знаменитый перевал Бреннер. И тут я это увидела. Для того, чтобы этим полюбоваться, на дорогах устроены специальные стоянки  для автолюбителей, с телескопами. Ты поднимаешь голову и видишь, что автобан парит в воздухе на недостижимой высоте! Если быть точным, то высота достигает здесь 198 метров. Именно на такой высоте парит автобан. Этот автомост через перевал Бреннер носит название моста Европы. Машин не видно и не слышно на такой высоте. Дорога парит в полной тишине. Поддерживающие колонны, на которых держится мост, уходят в глубину пропасти и как будто вырастают из скал. Перевал Бреннер, я долго не смогу забыть тебя.               
               
               

     И тут Италия кончилась. По каким признакам мы об этом догадались?  А по наличию полицейских на автодорогах во время сиесты. Это было некоторым образом возвращение в реальность, и не только для нас. Для увлекшихся скоростью байкеров тоже. Как пишут в старых романах, я возблагодарила небо, когда увидела, что на них тоже есть управа в лице австрийских полицейских.

     Тироль, австрийский Тироль это особая страна. Недаром же жители Тироля говорят, что они не австрийцы они тирольцы. Инго любит эти пейзажи с тирольскими домами, в которых балконы в виде галерейки из морёного дерева  проходят по периметру подветренной стороны дома.  Множество цветов украшают такие балконы.  Тироль приглашает, - сказал Инго. Да, Тироль встречает тебя с распростёртыми объятиями. Практически в каждом доме сдаются комнаты, где туристы могут остановиться либо на ночь, либо на несколько дней. Множество  кафе, где можно поесть, попить кофе или посидеть за кружкой пива, тоже приглашают, как сказал Инго, настолько они уютны. Заметив небольшой рынок, мы остановились и купили  хлеба с тмином и, естественно, сыр не буду повторяться какого и так ясно, что мы купили горгонцолу.

     В Инсбруке мы едва не заблудились, потому что нави направил нас не туда, но мы всё-таки, проехав по городу, который я нашла очень симпатичным, нашли нужную дорогу и поехали уже в сторону Мюнхена. Родина, - сказал Инго, когда мы пересекли границу между Австрией и Германией.  Какая она Германия? - спросила я саму себя. Как воспринимаешь страны,  как чувствуешь себя, как чувствуешь и воспринимаешь каждую отдельную страну, в которой находишься? Конечно, по-разному, как и в общении с разными людьми. Италия действует волнующе, ею восторгаешься и любуешься. Австрия уютная, надёжная, почти патриархальная. Германия современная страна, она не волнует, но здесь чувствуешь себя спокойно и уверенно, потому что в ней всё упорядочено, всё разложено по полочкам. Я, пожалуй, о Германии ещё подумаю. Она же мне симпатична, но я не нахожу слов.

     Остановились километрах в 100 от Мюнхена у горного склона на привал. Ведь горгонцолу с хлебом мы уже купили, но ещё не отведали. Остановились на маленькой стоянке, достали складные стулья и столик, расположились с удобствами. Красное вино было именно той температуры, какой нужно. Если яснее выразиться, вино было тёплым
и от этого особенно терпким и ароматным. Приступили к трапезе, при этом я задумалась, а где же люди, которые приехали на всех этих машинах. Не успела я спросить об этом Инго, как появилась группа, состоящая из двух девушек и двух юношей. Группа спустилась с гор, вернее, с горы. Одеты они были функционально, как любят выражаться в Германии, т.е. в соответствии с целью прогулки: удобные брюки, грубые ботинки для прогулок по горным тропинкам, простые футболки дорого, но не броско. Да, это тебе не Италия. Если я скажу, что немцы не тщеславны, я мало что скажу. Если я скажу, что они скромны и сдержанны, я буду более близка к истине. Короче, группа спустилась с горы. Был праздничный день понедельник Пятидесятницы, и эти молодые люди приехали специально из Мюнхена побродить по горным склонам. Я часто восторгаюсь немцами как они жизнь из состояния превращают в процесс, как они дорожат ею, стараются не упустить ничего интересного. Я восторгаюсь их любознательностью, неленивостью, готовностью восхититься новым и принять его.
               

     Мы немного поболтали с ребятами, потом они уехали. Нам тоже было пора продолжать наше путешествие. Отель в Мюнхене был зарезервирован, но можно было зарегистрироваться и поздно вечером, поэтому времени у нас было ещё достаточно. Мы поехали сначала в сторону озера Аммер (Ammersee). Инго непременно хотел мне его показать. Озеро оказалось очень красивым. Это место обитания зажиточных людей. Дома на берегу этого озера довольно дорогие. Ну, это ладно. Совсем неважно, кто живёт у озера. Главное, что само озеро доступно всем. Оказывается, в Германии есть закон, и он существует уже давно, согласно которому нельзя преграждать доступ к воде. Можно купить участок земли и построить на нём дом. Но нельзя приобрести берег озера или моря в частное владение. Природные богатства принадлежат всему народу. Чем-то мне этот закон напомнил конституцию Советского Союза. Единственное отличие заключается в том, что в Советском Союзе в действительности ничего народу не принадлежало, поскольку всё принадлежало государству. Но это я опять отвлеклась.



    

 От озера было рукой подать до монастыря Андекс. Монастырь как таковой существует в настоящее время только как хозяйственное владение ордена бенедиктинцев. Здесь нет монахов, но продолжается пивоварение. Пиво сорта Андекс варится здесь с 1455 года и является, наряду с отличной кухней, настоящим магнитом для туристов не только из Германии, но и со всего мира. Во дворе монастыря стоит множество столов, за которыми сидят сотни людей и пьют пиво. Еду можно купить здесь же, а можно  принести с собой. Это мудрое решение, считаю я. Если запретить людям приносить с собой еду, половину посетителей можно потерять. А так люди сидят здесь по полдня и получают громадное удовольствие от такого сидения. Получили его и мы с Инго. Вообще пиво гениальное изобретение монахов, как я установила, наблюдая за публикой. Когда выпьешь пару пол-литровых кружек пива, о трезвости говорить уже не приходится. Но  агрессивности не было и следа. Наоборот, за каждым столом, большим или маленьким, сидели компании или пары, и все смеялись! Здесь чувствуешь себя удивительно легко, весело. И опять общность!

     В Мюнхен мы приехали, когда уже совсем стемнело. Нави нам очень помогал в поисках нашего отеля, но мы его всё равно не могли найти! В чём тут было дело: в изобретении монахов бенедиктинского монастыря или в нашей тупости? Адрес был, нави нас по этому адресу направил. Не мог же он взять нас за руку и ткнуть носом в дверь отеля! Нашли мы его, нашли, но намучились

     Переночевали мы просто здорово. Отель оказался очень неприхотливым, группы Inn. Но там было всё, что может понадобиться человеку в месте ночёвки, и было, к тому же, очень чисто. Завтрак тоже был замечательным!
     И поехали мы в Мюнхен. Дело в том, что гостиница была расположена в пригороде Мюнхена под названием Унтерхахинг. Машину мы оставили у гостиницы и поехали в город на электричке. Ехали всего 15 минут и вышли в самом центре, на Мариенплатц. Я просто остолбенела, когда Инго вывел меня из метро и поставил перед новой ратушей. А потом мы отправились на рынок Виктуалиен и попробовали местного пива и  леберкезе, который буквально переводится как печеночный сыр, но на самом деле является сортом очень нежной варёной колбасы. А потом мы походили по центру, и я непременно захотела совершить автобусную экскурсию по городу, потому что увидела такие экскурсионные двухэтажные автобусы. Инго не разделял моего энтузиазма, потому что хотел  показать мне свой Мюнхен. Я же хотела не только увидеть, но кое-что и узнать о том, что я               
вижу. Конфликт интересов не принес ничего хорошего. Экскурсовод говорила одновременно на немецком с баварским акцентом  и на английском, Инго шептал мне в ухо дополнения на своем немецком, а две дамы перед нами оживленно переговаривались на русском. Через какое-то время я сделала вывод, что у меня не получается усваивать  информацию из разных источников, если она поступает одновременно. Мы вышли из автобуса и устроились в уличном кафе. Кое-что я, конечно, вынесла из этой экскурсии. Самое главное, что меня поразило и всегда, в каждом немецком городе, поражает, насколько немцам удалось восстановить свои города после бомбежек во время второй мировой войны. Исторический центр Мюнхена был разрушен на 90%, остальной город на 50%. Старый город и все достопримечательности были восстановлены так, что сейчас создается впечатление, что Мюнхену каким-то чудом удалось избежать бомбардировок, но это, конечно, не так. Союзники не могли пощадить город, в котором зародилась и расцвела пышным цветом коричневая чума. Вторая мировая война, союзники, бомбардировки, история, как она преподносится в школе это тема отдельного разговора. А я сейчас о Мюнхене. С его восхитительным старым городом, с его пивными традициями, с его жителями. То, что у баварцев есть свой язык, это всем известно. Есть такой анекдот, как один иностранец встретил двух баварцев и пытался у них узнать, как пройти или проехать куда-то. Пытался на всех ему известных языках, но безуспешно. Когда он, в печали, пошел дальше, один баварец восхитился, как много языков тот знает. Ну, и помогли они ему, эти языки? - резонно поинтересовался его приятель. Да, они такие: обожающие свою Баварию, слегка упрямые, но очень милые жизнелюбцы. Пока мы сидели в кафе, мы наблюдали за публикой. Здесь были и мюнхенцы, и туристы. И тут особенно заметно, что Ганновер провинциальный город, а Мюнхен, напротив, - столичный. По манере одеваться, например. Когда людям не все равно, что они на себя надевают, когда их интересует не только, какая сегодня погода и будет ли дождь, но и стиль одежды. Тут женщины гораздо чаще носят обувь на высоком каблуке. Не потому, что их не коснулась эмансипация, а потому что внешний вид является составной частью успеха, профессионального успеха. В столичном городе конкуренция выше, и недостаточно доказать только свою профессиональную пригодность. Нужно отшлифовать себя, как бриллиант, чтобы доказать, что ты хорош (или хороша) во всех отношениях.

     Вечером мы, после короткого отдыха в отеле, поехали в Мюнхен уже на машине, на нашем кабрио. Погода, как и во все эти дни, была просто сказочная. Мы еще раз проехались по городу, попили в разных пивнушках пива, насладились теплыми летними сумерками в этом необыкновенном городе. Инго прав: у каждого свой Мюнхен. Только чтобы он стал своим, нужно сюда приехать, нужно ему открыться, пустить его в свое сердце. Тогда и он тебе откроется.



     Когда мы на следующий день возвращались в Ганновер, погода, видимо, решила, что с нее хватит. Хорошенького понемножку. Дождь лил, не переставая, всю дорогу и в Ганновере. Но отпуск никогда не заканчивается сразу, он еще долго живет в душе со всеми отпускными впечатлениями и с отпускным же солнцем.